Осень (зарисовка)

Дата публикации: 2010-10-18

Есть в осени какое-то странное настроение, отчего я ранним утром собираюсь, укладываю в рюкзак бутерброды, термос с кофе и иду на улицу – в осень.
Осенний город выглядит особенно – его здания уже не впечатляют, в них совсем нет цвета и жизни, только окна еще порой лучатся искоркой радости. Однако в наступающем утре даже светящиеся окна блекнут.
Да и кто осенью смотрит на здания?
Никто. Когда под ногами рассыпано золото (пусть даже оно совсем не настоящее), взгляд невольно цепляется за яркие желто-оранжево-красные кроны редких деревьев, которые щедро усыпают листьями влажный серый асфальт, и на мгновение среди этого карнавала ярких красок серый город сливается с серым же небом и просто перестает существовать…

Я почему-то думаю о прошедшем, раскладывая в голове пасьянсы сделанного и невыполненного. Как всегда, сделанного много меньше, но это оставляет меня равнодушным – я вдруг становлюсь по-осеннему мудрым.
«Все суета, тщета и ловля ветра…»
Мифическая Лета, река забвения, тоже наверное осенняя.
Тут я вижу пустую скамейку и решительно на ней располагаюсь, вытаскивая термос с кофе и бутерброды.
Мимо бежит в разных направлениях людская река, и среди серой однотонной массы порой мелькают неестественно яркие пятна – мать с двойняшками, одетыми в кислотные синий и зеленый комбинезоны, оранжевые ботинки, розовый кожаный плащ (и бывает же такое), красная куртка.
Красную куртку я долго провожаю взглядом, оценивая достоинства ее обладательницы…

Но… все-таки осень. Сейчас совсем не время.
Я расправляюсь с кофе и едой, освобождаю скамейку и иду дальше.
Деловитые дворники сметают в безобразные кучи живописно рассыпанные листья, и город вновь выступает из небытия своим извечным серым монолитом.
Я начинаю замечать, что среди настоящих листьев попадаются мятые пивные банки, красочные упаковки от чипсов и жвачек, пачки от сигарет.
Брезгливо отворачиваю взгляд, но вместо осенне-ярких деревьев вижу выцветшие рекламные плакаты с не по-настоящему счастливыми людьми.
Мне становится зябко и сыро, и я невольно меняю путь на обратный – скорее домой…

Придя домой, торопливо сбрасываю облепленную грязью обувь, зажигаю все конфорки на газовой плите (проклятая сырость), и думаю о том, что хорошо было бы сейчас с кем-нибудь посидеть на кухне, отравляя сигаретным дымом легкие, а желудок – крепким коньяком, и говорить о жаркой Мексике, кактусах, раскаленных песках и верблюдах.
Но звонить совершенно некому (жаль, надо было догнать ее, схватить за рукав красной куртки и признаться, что без нее жить просто невозможно), в холодильнике лишь вчерашнее выдохшееся пиво, а о жаркой пустыне напоминает лишь давно завядший цветок.
«Проклятая осень!» - в отчаянии думаю я и иду за книгой Кафки, которую еще летом, перед началом осени, предусмотрительно достал с верхней полки…

Читайте также:

Зима или Безумный желтый снег (зарисовка)


Поделиться интересным в социальных сетях: